xedrox (xedrox) wrote,
xedrox
xedrox

John Atcheson - Capitalism Doesn't Work

Источник: Let's Just Admit It: Capitalism Doesn't Work, John Atcheson, commondreams.org, November 13, 2017. (via источник раз и два)
---
«В Советском Союзе капитализм восторжествовал над коммунизмом. В этой стране капитализм восторжествовал над демократией» - Фран Лебовиц.

С какой бы стороны вы не изучали его, капитализм – относительно неограниченный свободный рынок, установленный в США и поддерживаемый обеими партиями – оказался ужасным провалом. Давайте внимательно рассмотрим некоторые худшие его недостатки. Но, во-первых, надо признать, что в деле эксплуатации людей и планеты ради получения мнимого богатства для немногих капитализм достиг успеха. Подробнее о понятии «мнимое богатство» поговорим позже, а сейчас о специфике.

Логичная конечная точка конкурентной системы – олигархическая монополия.

Недавний отчёт UBS показал, что глобальный марш экономического неравенства ускоряется. Из этого отчёта видно, что доля миллиардеров в общем богатстве выросла в прошлом году почти на 20%, увеличив неравенство до уровня 1905 года. Интересно отметить, что тогда тоже проводилась политика невмешательства в рыночную экономику. В этом нет ничего удивительного. Эмпирические данные показывают, что не имея ограничений рынки переходят в статус «победитель получает всё». Короче говоря, к монополиям и олигополиям. Например, в США было три периода длительной политики невмешательства, и каждый сопровождался экстремальным экономическим неравенством и тремя крупнейшими финансовыми кризисами в истории.

Ох, но магия конкуренции заставляет компании соревноваться за наш доллар, поэтому они не могут себе позволить эксплуатировать нас, не так ли? Не так. Магический эликсир конкуренции не работает – по той простой причине, что конкуренции больше нет. Убедив людей, что регулирование – это плохо, олигархия переживает безумство слияний, в результате чего остаются несколько крупных конгломератов, которые контролируют большинство крупных секторов рынка.

Дэррик Томпсон в своей статье в Atlantic приводит некоторые мрачные статистические данные, которые иллюстрируют эту тенденцию:

«Чтобы понять масштаб корпоративной консолидации, представьте день из жизни типичного американца и спросите: сколько времени он тратит на взаимодействие с рынком, который почти не монополизирован? Он просыпается и выходит в интернет, доступ к которому продаёт местная монополия. Он покупает продукты в супермаркете Walmart, которая владеет четвертью рынка продуктовых магазинов. Если он отравился этими продуктами, он может пойти в аптеку, которая, скорее всего, принадлежит одной из трёх компаний, контролирующих 99% рынка. Если он распсиховался и хочет расслабиться подальше от олигополии, ему придётся отказаться от электронных книг, музыки и пива – две кампании контролируют более половины продаж на каждом из этих рынков. От этого не убежать. Он может попробовать сесть в самолёт, но только четыре корпорации контролируют 80% внутренних рейсов».

Консолидация СМИ – ещё один пример – только шесть корпораций контролируют 90% этого рынка. И конечно, есть «слишком большие, чтобы рухнуть» банки, которые устроили Великую Рецессию 2008 года, но с тех пор только укрупнились. Эта концентрация рыночной власти оказывает влияние на снижение зарплат и количества рабочих мест и увеличение цен – прямо опровергая неоклассическую экономическую теорию, которую нам вдалбливают капиталисты, которые обещали нам чудесный рай после отмены государственного регулирования - в соответствии с мифом о «просачивании», о котором нам любят говорить неолиберальные демократы и республиканцы.

Всё это даёт им большую власть над нашей политической системой, и люди стали понимать это. Вот почему немногим более четверти избирателей смогли избрать Трампа президентом – большая часть нас отброшена от выборов продажной политической системой, поэтому многие всё чаще отказываются от голосования. Эта власть выражается в политике, которая приводит к экстремальному неравенству между немногими имущими и большинством неимущих. Сегодня только 5 мужчин имеют такое же богатство, что 3,8 млрд. человек беднейшей половины населения мира, и нигде эта проблема не остра так, как в США. Это мошенническая система, и мы потеряли веру в капитализм и рыночную магию.

Мнимое богатство.

Мы измеряем своё богатство в деньгах. Но деньги – это просто суррогат реального богатства, основанного на натуральном капитале и труде. Проблема в том, что натуральный капитал ограничен, а деньги неограниченны. Например, стоимость деривативов превышает 1,2 квадриллионов долларов - это в 20 раз больше глобального ВВП. И что? А вот что:
- деньги – это просто претензия на реальное богатство, а не само богатство, и
- деньги могут расти бесконечно, а
- натуральный капитал, как источник реального богатства, конечен.

Это означает, что мы создаём претензии на натуральный капитал, которые превосходят естественные возможности планеты. Короче говоря, мы просто создаём долг для будущих поколений и называем это созданием богатства.

Так называемые «экстерналии» превышают размеры глобальной экономики.

Экономисты давно признали, что не все прибыли и затраты присутствуют на рынке, и они называют это «экстерналиями». Обычно «экстерналии» накладываются на третью сторону, которая не принимает участия в сделке – это похоже на страдающих астмой людей, которые болеют от загрязнения заводами воздуха. Раньше мы использовали правила, налоги, субсидии и права собственности, чтобы ввести «экстерналии» в систему - т.е. присвоить им цену. Но неолибералы и консерваторы отступили от этого подхода, и правительство Трампа лихорадочно отменяет многие регулирующие правила в беспрецедентном масштабе. Но цена этих отмен потрясающа.

Всё потому, что за последние несколько десятилетий стало ясно, что так называемые «экстерналии» превышают размеры глобальной экономики. То есть цена вещей, которые мы не оцениваем и не продаём на рынке, но за которые платим – превышает цену обычных продуктов. Например, команда под руководством Роберта Костанцы обнаружила, что годовая стоимость 17 «экосистемных услуг» превысила в 2014 году 142,7 трлн. долларов. Для сравнения, глобальный мировой продукт – общая стоимость всех товаров и услуг на рынке – составила в том же году чуть более 78 трлн. долларов. Таким образом, вся наша экономическая система обычно игнорирует ценности, которые почти в два раза превышают то, что мы оцениваем. Эти суммы не регистрируются в обычном макроэкономическом учёте. Хуже того, капиталисты называют это созданием богатства.

«Экосистемные услуги» - это, например, опыление растений пчёлами; осушение болот; рыбная инкубация в коралловых рифах. На самом деле, сохранение атмосферного кислорода – фундаментальной основы жизни – одна из «экосистемных услуг», которые мы не оцениваем и считаем естественными. Глава всех «экстерналий» - изменение климата, которое будет стоить будущим поколениям 530 трлн. долларов, если мы не примем меры по сокращению выбросов парниковых газов. Но традиционная экономика не видит эти потрясающие суммы. Практика жизни за счёт будущих поколений стала нормой современной экономики и создаёт помехи для решения проблем.

Такие дела. Мы кормим капитализм – систему, которая неизбежно ведёт к олигополиям, монополиям и дикому доходному неравенству; систему, которая путает деньги с богатством, поощряя бесконтрольное потребление натурального капитала, источника реального богатства; систему, которая считает поддерживающие жизнь системы неважными для нашей экономики факторами. Хуже того, наша капиталистическая идеологическая система полагается на бесконечно растущую экономику в конечном мире – а это глупость чудовищных пропорций. И теперь, вместе с Трампом, Райаном и другими членами команды уничтожения, мы удваиваем падение uber-свободной системы, что буквально убивает нас, и демократы, как обычно, бормочут пустые фразы и предлагают полумеры, боясь разрушить Миф о магии рынков и разозлить своих спонсоров.
Tags: pp
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author